Как редкие птицы обживаются в соколином питомнике на Камчатке

В центре репродукции и сохранения редких видов ловчих птиц, который открылся под занавес прошлого года на Камчатке, живут 83 краснокнижных пернатых хищника. Премиальных соколов привезли на полуостров во второй декаде февраля. Элитное маточное поголовье дало начало амбициозному проекту разведения кречетов. В России нет равного этому центру, да и в мире — раз-два и обчелся.

Как редкие птицы обживаются в соколином питомнике на Камчатке

Они вернулись домой

Рассказ про кречетов — всегда рассказ про любовь. Так получилось, что она сопровождает все, что связано с этими красивыми и сильными птицами. И начинается все с любви к своему дому. Ценный груз поступил из германского питомника, но корни-то у птиц наши, камчатские. Тут есть своя популяция, проходят магистральные пути миграции. На полуострове соколы не только гнездятся, сюда они слетаются на зимовку после окончания периода размножения — с Корякского, Колымского нагорий и даже с Аляски. Эти птицы не любят жары, камчатский климат для них наиболее подходящий.

— Хотите верьте, хотите нет — но наши кречеты освоились очень быстро, гораздо быстрее, чем это бывает обычно, — говорит генеральный директор центра Шухрат Разаков. — Им здесь комфортно. Я занимаюсь соколами 30 лет, но такого не видел никогда: мы привезли их 11 февраля, а 14-го уже сформировалась первая пара. Поверьте, это очень большая редкость. Иногда на создание пары, особенно если птицы подвержены стрессу, уходит до полугода. "Что ты хочешь, они вернулись домой! — ответили мне немецкие и арабские коллеги, когда я поделился с ними своим удивлением. — Это же их историческая родина!".

В центре созданы очень комфортные условия. В Мильковском районе на 300 гектарах расположились орнитологический корпус с блоками просторных вольеров, инкубаторами, госпиталем для птиц, подсобными помещениями. Есть также административный комплекс и облеточная площадка. В общей сложности вместе с зонами для организации тренировок и соревнований центр займет более тысячи гектаров.

Комплекс, который уже стал гордостью Камчатки, построили в соответствии с поручением президента России по созданию в нашей стране центров репродукции и сохранения птиц семейства соколиных.

Как редкие птицы обживаются в соколином питомнике на Камчатке

Орнитолог Роман Джумаев проверяет инкубаторы при помощи куриных яиц. В инкубатор будут помещать яйца кречетов, от которых могут отказаться маточные птицы. Фото: Инесса Доценко/РГ

Птица для шейха

А еще это про любовь к деньгам. К большим теневым деньгам. Открытию соколиного центра на полуострове предшествовала долгая и трагическая история нелегальной добычи этих птиц.

На Камчатке она началась с конца 80-х годов прошлого века. Пернатых вывозят контрабандой за рубеж, в основном в арабские страны, где используют в качестве ловчих. Там это часть национальной культуры, соколиной охоте посвящен большой комплекс мероприятий: фестивали, выставки, соревнования, конкурсы красоты для птиц.

— Камчатскую популяцию отличает большая доля светлоокрашенных особей. Встречаются и чисто белые — их на Руси называли красными (то есть красивыми). На Ближнем Востоке за таких готовы платить большие деньги, — рассказывает доктор биологических наук, профессор Камчатского государственного технического университета, орнитолог Евгений Лобков.

Популяцию серьезно проредили. По словам ученого, точную оценку теневому рынку дать сложно, но изъятые правоохранителями партии насчитывали и по 70 кречетов. Нелегальная добыча приняла промышленные масштабы. При этом браконьеры обращались с птицами, приносившими им баснословные доходы, очень плохо. Многие кречеты погибали при перевозке.

Теперь, когда появился соколиный центр, нелегальные ловцы должны исчезнуть. Лишняя это "профессия". Какой нормальный шейх купит из-под полы перепуганную и больную от никудышного содержания в неволе птицу, если есть возможность приобрести сертифицированную и обученную охоте по всем правилам.

— Россия будет наводить порядок в соколином мире, — шутит Шухрат Разаков.

В каждой шутке есть доля правды. В этой — очень большая.

Аврора и Викинг

Это про романтическую любовь. В соколином центре птиц делят на пары. Каждая получает отдельную "квартиру" — язык не поворачивается назвать вольерами эти огромные комнаты с многометровыми потолками и выделенными зонами для гнездования.

Как создаются пары в неволе? Их подбирают орнитологи — исходя из характера птиц и даже из их темперамента. Работа "свахи" требует больших знаний, терпения и интуиции. Поэтому сейчас в соколином центре не 40 пар, как можно было бы предположить, а только около 30.

— Наша первая пара сложилась практически сразу, как мы поселили двух птиц вместе. Это было попадание в "десятку", — рассказывает специалист центра Роман Джумаев. — Мы дали им имена Аврора и Викинг.

Можно предположить, что и прибавление в первую очередь произойдет именно в этом семействе. Но орнитологи не загадывают. О птенцах говорить рано, их можно ждать только к лету.

В парах кречетов главную роль играет самочка. Это она выбирает себе спутника.

— Самец долго и старательно ухаживает, — улыбается Шухрат Разаков. — Приносит еду своей даме, формирует гнездо из тщательно уложенных камешков. А она проверяет это гнездо на прочность и удобство, если не нравится — капризничает, заставляет переделывать. В случае совсем некачественной работы нерадивый ухажер может и клювом по голове получить, здесь все жестче, чем у людей.

"Они идеальны!"

И про любовь людей к птицам. Такое трепетное и уважительное отношение к пернатым, как в соколином центре, редко где встретишь.

— У кречета идеальное тело, просто идеальное. Он чувствует добычу на расстоянии восьми километров! При пикировании сверху его скорость составляет 320 километров в час. Это необыкновенные птицы, — убежден Шухрат Разаков.

Как редкие птицы обживаются в соколином питомнике на Камчатке

Гендиректор соколиного центра Шухрат Разаков в центре круглосуточного видеонаблюдения. Фото: Инесса Доценко/РГ

В центре видеонаблюдения круглосуточно дежурят операторы. На больших экранах отображается все, что происходит в вольерах: в каждой "квартире" установлено по четыре камеры. Пока штат орнитологов небольшой. Роман Джумаев и его коллега Константин Моисеев вполне справляются вдвоем. Ухаживают за птицами, готовят им еду, дважды в день кормят. Следят за их здоровьем и обеспечивают спокойствие. А еще — общаются с кречетами, приучают их доверять людям.

Впрочем, центр рассчитан на 400 соколов, и в дальнейшем специалистов, имеющих дело непосредственно с пернатыми, конечно, потребуется гораздо больше.

Константин Моисеев раньше работал в орнитологической службе в Доме правительства РФ в Москве. Там свои хищные птицы — они защищают территорию, например, от ворон. Но любовь к белым кречетам перевесила, и Константин, не раздумывая, согласился на переезд на Восток России.

— Жалею ли я об этом? Конечно, нет, — отвечает он. — Здесь особая атмосфера, особые люди. Мне все очень нравится.

Прямая речь

Владимир Солодов, губернатор Камчатского края:

— Соколиный центр на Камчатке — это частный экономический проект. Но реализуется он по прямому поручению президента РФ, что выводит идею совсем на другой уровень. Главная цель — вовсе не получение коммерческой прибыли. В моем понимании основная задача — увеличение популяции белого кречета. Кроме того, появился инструмент для активного наращивания сотрудничества с арабскими странами, в которых к этой птице особое отношение. Впервые увидев записи соревнований соколов, я был потрясен, когда понял, какой ажиотаж они вызывают. Повторю, задачи у этого проекта государственные, а коммерческая составляющая позволяет реализовать его за счет частных ресурсов. Конечно, огромное значение имеет туристическое направление. Ведь соколиная охота была частью и нашей культуры. Поэтому рассказывать людям про этих замечательных птиц, родиной которых является Камчатка, очень важно. Как важно и то, что в центре создано 50 рабочих мест, растет спрос на питание для соколов, а значит, появляются перепелиные фермы и развиваются птицефабрики. В бюджет края поступают налоги. В будущем на базе питомника откроется научно-образовательный центр по изучению кречетов.