Почему у фотохудожника Игоря Крюкова рабочее место - на дереве

Леопарды на его фотографиях преисполнены достоинства, тигры вглядываются в объектив умными глазами царственных особ, подводный мир отражает красоту и загадочность Тихого океана. Для этого ему приходится на какое-то время сливаться с окружающим миром — только тогда дикие обитатели края рядом с ним ведут себя естественно и раскрепощенно. Такими их впоследствии и видит изумленная публика. Снимки фотографа из Приморья Игоря Крюкова словно иллюстрируют произведения писателя Владимира Арсеньева о природе края во всей ее величавости.

Почему у фотохудожника Игоря Крюкова рабочее место - на дереве

Белый танец с медведицей

Однажды к нему бесшумно подкралась гималайская медведица и крепко обняла лапами за плечи.

Черные когти зверя сжали грудную клетку, чуть поцарапали куртку, но не порвали плоть.

— Я от неожиданности стал с ней разговаривать, называл ее "красавицей" и "хорошей зверюшкой". Говорил, что у меня только фотоаппарат и я пришел в лес не убивать, — вспоминает Игорь.

Этот "белый танец" продолжался минуты три, которые ему показались вечностью. Неожиданно косолапая разжала свои объятия и как ни в чем не бывало пошла прочь.

Метрах в ста от этой мизансцены замерли вооруженные друзья.

— Не стреляйте в нее! — первое, что он сказал им, едва шевеля деревянным языком.

…Игорь Крюков выглядит намного моложе своих "за 60". Ясноглазый, поджарый, подвижный.

— Это все благодаря образу жизни. 30 лет увлекаюсь лечебным голоданием, полностью исключил мясо из рациона, — поясняет он.

Каждый понедельник для Крюкова — день без еды. Его голодный максимум — 40 суток. Только вода. Чай, кстати, по его мнению, тоже еда.

Свое голодание он называет "операцией без ножа". Родители и сестра Игоря умерли молодыми из-за онкозаболеваний. При помощи лечебного голода он надеется и дальше водить за нос генетику.

Почему у фотохудожника Игоря Крюкова рабочее место - на дереве

"Только живая съемка! Фотоловушки — это банально и не совсем честно для фотографа", — считает таежный фотограф. Фото: Игорь Крюков

Свое увлечение фотографией Игорь называет заболеванием. Которым "страдает" уже несколько десятилетий. Наибольшее же удовлетворение он получает от прикосновения к природе. Начинал снимать на забытую сегодня многими пленку, которую ему привозили из Японии. Каждая катушка ценилась на вес золота. Отснятый материал знакомые моряки везли в Японию, там проявляли и возвращали во Владивосток. На это уходило три-четыре недели.

Обитатели тайги приходят "на пикник", как правило, глубокой ночью, поэтому фотограф сутки напролет бодрствует, лишь иногда впадая в полудрему

Его первая фотовыставка была посвящена краснокнижным лотосам и проходила во Владивостокском музее им. Арсеньева. Вместо 30 дней она продлилась три месяца. Большую часть тех фотографий он продал, а вырученные деньги разделил между двумя детдомами. "Виной" всему стала маленькая воспитанница одного из детдомов, в который по какому-то вопросу забежал Игорь. Малышка посмотрела на него кукольными глазами и тихо сказала: "Дядя, возьми меня на ручки…" Ровно в ту минуту он принял решение передать гонорар сиротам.

И тигры у ног его сели…

Сегодня Игорь Крюков — автор уникальных фотоальбомов, на иллюстрациях которых кажется, что осторожнейшие леопарды ему позируют специально, а полосатые тигры заглядывают в объектив, как в окошко.

— Только живая съемка! Фотоловушки — это банально и не совсем честно для фотографа, — говорит он.

Ради удачной съемки Игорь может просидеть в своем укрытии неделю. Как правило, в кроне дерева он ставит лабаз, в котором укрепляет палатку. В радиусе нескольких десятков метров разбрасывает куски мяса, которые сдабривает привлекающими хищников пахучками. И на несколько дней замирает в ожидании. С собой пара "спальников" да термобелье. Из еды только шоколад и орехи.

Обитатели тайги приходят "на пикник", как правило, глубокой ночью. Поэтому фотограф сутки напролет бодрствует, периодически впадая в полудрему.

— Самый осторожный и непостижимый — это, конечно, леопард. Абсолютно бесшумно крадется по метровому слою опавших листьев и снега. Его невозможно услышать, — говорит Игорь. — Забавно наблюдать, когда приходит самка с котятами. Она подходит первой и, обнюхав окружающий мир, звонким гортанным мявом зовет детей.

Почему у фотохудожника Игоря Крюкова рабочее место - на дереве

На фотографиях Крюкова природа — живая и неживая — преисполнена
чувством собственного достоинства. Фото: Игорь Крюков

Щелчок затвора фотоаппарата в тайге равносилен звуку выстрела, потому Игорь начинает снимать лишь когда его лесные гости приступают к трапезе.

— Когда зверь впился зубами в мясо, посторонние звуки его уже не пугают, — поясняет он.

Совсем другая картина животного мира, если на фотосессию пожалует самец леопарда в компании одной, а иногда и двух самок. Таежные красавцы ведут себя более уверенно и даже игриво.

Сделав не один десяток фотографий тигров, таежный фотограф пришел к выводу, что это самый умный зверь в тайге.

— Тигр может смотреть в объектив абсолютно человеческим взглядом. Причем взглядом мудрого человека, — замечает он.

Недаром у удэгейцев встреча с тигром считается плохой приметой.

Он не раз с удивлением замечал, что тигр незаметно идет за человеком сзади. Наблюдает и не трогает.

Почему у фотохудожника Игоря Крюкова рабочее место - на дереве

Фото: из личного архива Игоря Крюкова

— Часто бывает, идешь обратно по своим следам и видишь рядом с ними отпечатанные тигриные лапы, — говорит Игорь.

Снимки Игоря Крюкова не раз украшали фотовыставки Владивостока, Кореи и Сингапура. А его фотоальбомы становятся бестселлерами, едва выйдя из типографии.

Он часто заходит в храм, говорит, что его душа наполняется силой в двух местах: в таежной глуши и церковной тишине. Силой, мудростью и гармонией, а еще — потрясающим чувством единения с дикой природой. Возможно, потому ему удается выхватывать мгновения жизни приморской фауны, о которых мы даже не могли догадываться. Зверя обмануть труднее, чем человека.

Из биографии

Игорь Крюков родился в Воронежской области. С 1984 г. живет в Приморском крае, с 1999 г. увлекается фотографией. Член Союза фотохудожников России.

Автор множества уникальных снимков дальневосточной природы и обитателей Уссурийской тайги. Его фотоальбомы "От Самарги до Тумангана", "Удивительный мир Приморского края", "Там… где Владивосток" уже стали редкостью. Женат, воспитывает сына.